Главная / Контроль энергии / А.И.Вовк Преобразующее взаимодействие

А.И.Вовк Преобразующее взаимодействие

Консультирование как преобразующее взаимодействие

А.И. Вовк

В статье дается определение преобразующего взаимодействия, кратко рассматриваются его философские, методологические и технологические основания и обсуждаются вопросы консультирования как преобразующего взаимодействия. Преобразующее взаимодействие есть метод трансформации субъективной реальности. Под субъективной реальностью понимается индивидуальный целостный и структурированный контекст бытия субъекта. В этот интегральный контекст в качестве элементов включается все множество контекстов жизни и деятельности, в том числе Я-концепция, концепция мира (Не Я), система отношений (с собой и миром). [1]

В основании преобразующего взаимодействия положены следующие философские принципы: ментализма, аналогии, антиномии, движения, цикличности, детерминизма, двойственности активного и пассивного начал. Данные принципы, являясь базовыми и универсальными, в тех или иных формулировках с неизбежностью лежат в основе теоретико-концетпуальных построений различных научных направлений.

Принцип ментализма есть принцип, определяющий источник мироздания. «Из неделимой и всегда себе тождественной сущности и из сущности делимой, пребывающей в телах, Бог образовал через мышление третий вид сущности, средний между обоими, причастный и природе тождественного, и природе иного, и, согласно сему, поставил его в середине между тем, что неделимо, и тем, что, по телесной природе, делимо». (Платон)

Будучи «по образу и подобию» человеческое Я творит мысленные образы — субъективную реальность, но оно не тождественно с ними. Можно сказать лишь, что Я временно и, притом, только кажущимся образом может отождествлять себя с этими образами, пока все внимание наше поглощено ими. Но наше Я не исчерпывается этими мысленными образами — оно имеет независимое от них бытие; оно их творец и в то же время оно несомненно живёт в них. «Понятие о единстве возможно лишь при совместном существовании понятия о множественности; как то, так и другое одинаково имеют реальное бытие лишь в мире феноменальной природы; в Мире Божественном они претворяются в априорные потенции, и притом первичные. Единство имеет своим высшим прообразом Бытие, множественность — Сознание…» [4]

Принцип аналогии есть принцип единства гармонических связей. Принцип аналогии постулирует, что несмотря на бесконечность внешних форм проявления и свойств отдельных частностей, в их сущности продолжает оставаться нечто перманентное, только в различных условиях дающее себя различно чувствовать и различно проявляющееся вовне. В целом принцип аналогии также как и принцип ментализма указывает на первопричину познаваемого — истинную и абсолютную сущность любых взаимоотношений, любого течения причин и следствий. В общем и абсолютном для человеческого сознания определении принцип аналогии имеет вид: во всяких двух факторах, выявленных одним ноуменом, системы взаимоотношений и влияний их составляющих элементов подобны между собой. Элементы, соответствующие друг другу в обоих факторах, связаны между собой непрерывностью линии аналогии. Эта частная аналогия выражается таким же законом и так до бесконечности. Когда эти два фактора находятся в антиномической зависимости, то они могут быть приведены к первому случаю и, следовательно, один аналогичен другому. [5]

Принцип антиномии определяет форму познания мира. Истина выражается только в антиномиях. Всякая антиномия есть аспект истины. Человеческий разум постигает и может постигать мир только в антиномиях. Антиномия есть относительная вообще форма мышления, проистекающая из свойств человеческого разума, но являющаяся для него единственным, а следовательно и абсолютным путем постижения познания. Всякая идея должна быть выявлена в утвержденной антиномии. Всякая выявленная в разуме антиномия есть сама по себе естественный указатель того направления, двигаясь по которому, человек может достигнуть соответствующей грани всеобщего синтеза. Совокупность человеческих представлений есть совокупность антиномий, а потому и совокупность направлений, ведущих к этому синтезу. Чем выше плоскость сознания, тем противоречия направлений ослабевает, единичные антиномии сводятся к конечным и, в конце концов, разум заканчивается на грани мировых противоречий. [5] «Безусловность Истины с формальной стороны в том и выражается, что она заранее подразумевает и принимает свое отрицание и отвечает на сомнение в своей истинности принятием в себя этого сомнения, и даже в его пределе. Истина потому и есть Истина, что не боится никаких оспариваний, а не боится их потому, что сама говорит против себя более, чем может сказать какое угодно отрицание; но самоотрицание свое Истина сочетает с утверждением. Для рассудка Истина есть противоречие, и это противоречие делается явным лишь только Истина получает словесную формулировку. Каждое из противоречащих предложений содержится в суждении Истины, и потому наличность каждого из них доказуема с одинаковой степенью убедительности — с необходимостью. Тезис и антитезис вместе образуют выражение Истины; другими словами, Истина есть антиномия и не может не быть таковою.» [3]

Принцип движения (вибрации) определяет условие существования мира — движение. Любое движение во всех планах вселенной всегда воспринимается в виде пульсации и проявляется в вихре, в свою очередь распадающемся на бесчисленный ряд дифференциальных вихрей, каждый из которых, будучи элементом, в то же самое время живет своей собственной индивидуальной жизнью. Источник всякого движения — Абсолют находится в вечном покое, ибо протяжения по всем продлениям для Него сливаются в одно вечное, настоящее, здесь. Сообразно этому, человек, живя в самом себе, в самом себе и двигается. Это есть первый основной закон человеческого бытия, жизни и деятельности. Всякое движение есть следствие двух элементов: наличия движущей силы и свободы совершения порождаемого ею движения, а потому человек есть грандиозная система сил, и при этом сил свободных. Это есть второй основной закон человеческой жизни. Для того, чтобы существовало движение, кроме силы его порождающей и свободы его течения, необходимо наличие простора, измерения, поля, пространства, по которому это движение должно совершаться. Если бы человек одновременно заключал бы в себе, как начальную, так и конечную точку всякого движения, само движение было бы невозможно, ибо в нем не было не цели и не было бы самого движения, — вот почему есть вещи, которые в данный момент лежат вне человека, а потом будут заключены в нем; вот почему у человека есть как внутреннее, так и внешнее. Чужое никогда своим не будет; вот почему внешнее тоже свое, но оно не то, что внутреннее. Итак: у каждого человека есть свое внутреннее и свое внешнее. Разница между внешним и внутренним определяется местом сознания. Сознание есть функция времени, а потому, внутреннее есть то, что человек в данный момент содержит в себе, внешнее это то, что он будет содержать. Таким образом, человек в феноменальном мире живет, чувствует и познает лишь в границах присущего его индивидуальности относительного мира. [5]

Всякое движение проецируется в человеческое сознание в виде движения по спирали (вихревого движения). Оно порождается пульсацией, этой истинной первоосновой всякого движения. Каждая спираль начинается с точки, развивается до некоторой величины, затем снова сокращается в точку, что и образует полный цикл пульсации. «Целостный замкнутый вихрь есть проявленный образ субстанции в разуме; утверждая свои отдельные качества и утверждаясь в них сама, субстанция проявляется вовне своей единой сущности по законам пульсации. Вихрь есть не только отражение субстанции в разуме, но и ее истинный аналог, ее форма в мире разума. Всякий вихрь имеет бинерное (антиномичное — А.В) строение: в плюсовом члене бинера субстанция сознает себя в аспекте единства синтеза, эманировавшего частность, в минусовом члене бинера субстанция сознает себя в аспекте утвержденной отдельности, своим бытием утверждающей соответствующий ей аспект синтеза. Великий раскол духа — расчленение самосознания и индивидуальности монады в бинер, реален не только в духовном самосознании индивидуального духа, но и запечатлен во всей совокупности его феноменальных утверждений. Индивидуальность и сознание человека всегда двойственны и эта двойственность является генезисом бинерности всех видов восприятия его проявленного существа.» [4]

Принцип цикличности теснейшим образом связан с предыдущими принципами и определяет динамику процессов. Этому принципу подчинены человеческие настроения и эмоции. Одним из проявлений принципа цикличности является так называемый закон компенсации. «Мера размаха направо есть также и мера размаха налево; в силу ритма одно компенсируется другим». [6] В области моральной жизни закон компенсации проявляется в том, что всякое страдание приносит с собой ценный опыт для человека, способствующий развитию более глубокому пониманию жизни.

Принцип детерминизма есть движущий механизм феноменального мира. Причинность есть раскрытие в проявленном иерархического протяжения реальности. В познающем сознании единство раскрывается не в своей первичной простоте, а в виде антиномии: единство — множественность, которая имеет иерархическое строение. При этом происходит разделение общей идеи иерархического протяжения на две группы. К первой группе относятся качественные протяжения, включающие в себя всю качественную координату или ее отдельные отрезки. Движение по такому вектору связанно с качественным преобразованием объекта. Специфической категорией этой группы является причинность. Ко второй группе относятся количественные протяжения. Движение по такому вектору влечет или перемещение объекта, или изменение его размеров, не меняя его качеств. Специфической категорией этой группы является пространственность. Пространство есть неотъемлемая трансцендентальная категория человеческого сознания. [2] Эта категория определяет свойство пространственности, неизменно присущее нашему восприятию всех материальных объектов. Напротив, трансцендентальная категория времени целиком относится к внутренней деятельности сознания и предопределяет последовательность чередования процессов сознания (в том числе восприятий). Пространство в целом определяется протяженностью, возможностью движения находящегося в нем объекта. При этом качества объемлющего пространства должны включать в свое число или в качественную совокупность качества протяженности, пространственности объемлемого объекта. С другой стороны, наличие качеств у единичного объекта и факт их изменения, т.е. движения, тем самым аподиктически устанавливают существование соответствующего качественного пространства. Отсюда следует, что при бесконечном разнообразии качеств явлений мира должно существовать бесконечное множество видов качественного пространства. Основными членениями общего качественного пространства, соответственно иерархическому строению человеческого существа, будут эмоциональное пространство, пространство разума (ментальное пространство), пространство воли и т.д. В этих пространствах находятся и действуют феномены соответствующих им качеств, обладающими своеобразными содержанием, формой и энергией.

Необходимо отметить, что с повышением иерархического уровня элементов связывающая их причинная зависимость не только усложняется в своей феноменологии, но и преобразуется в своей сути. Однозначность следствий и полная предопределенность системы возможностей уступают место возрастающей эластичности и свободе раскрытия новых путей. Вообще, механические связи замещаются здесь связями органическими, и следствие в самом процессе своего выявления получает возможность действовать на порождающие его причины, перерождать их и через это творчески преобразовывать как свое настоящее состояние, так и последующие причинные цепи.

Принцип двойственности активного и пассивного начал раскрывает диалектику монадной (трансцендентный лик абсолюта) и пластической (имманентный лик абсолюта) модификации реальности — абсолютного субъекта и абсолютного объекта. Оба начала в одинаковой степени активны относительно феноменального мира и в одинаковой степени творят и осуществляют мировую жизнь. «Трансцендентный Лик Абсолюта, созерцаемый феноменальным сознанием, представляет собой членение актуальной космической синархии (Синархия — целое всемирного бытия. Закон синархии — основной закон мироздания, раскрывающийся в антиномии, где тезис есть закон всеединства, а антитезис — закон иерархического строения. Закон всеединства — единое порождает все оставаясь единым. Каждая часть есть не только часть целого, но и целое в части. Закон иерархического строения есть закон системы мироздания, закон проявления в бесконечном многообразии бытия, форм, процессов, видов возможностей, т.е. закон космической феноменологии. — А.В.) воспринимается не как целостное сосредоточие реальности, но только как активный член Первоверховного бинера, зиждущего бытию мира. Он включает в себя соподчинённо бытиё своего антитезиса — Имманентный Лик, но факт этого включения только делает возможным его актуальную конкретизацию как такового, потенциально намечает её путь, но в то же время естество Имманентного Лика остаётся внешним по отношению к его собственному естеству. Тезис, из которого выпал антитезис, воспринимается здесь не как их общая синтетическая сущность, а только как полярно-сопряжённая с ним противоположность. Итак, в таком виде созерцания Трансцендентный Лик обедняется в своём онтологическом естестве, поскольку органическая половина реальности представляется центральной в Лике Имманентном. Трансцендентный Лик раскрывается здесь как Абсолютный Субъект космической жизни, как начало организующее, как начало активное. Всякое творение есть организация. В творческом процессе хаотическое множество элементов организуется в стройную иерархическую систему, раскрывающую некоторое высшее единство. Поэтому творчество, которое может быть также определено как развёртывание иерархии качествований из синтетически высшего единства, сопряжено с восходящей иерархизацией материала — конкретного множества низших единств. Когда воспринимающее сознание по своему иерархическому уровню находится между организующим субъектом и организуемым материалом, эти две реальности представляются онтологически различными. Но, когда это сознание совмещено с тезисом этого бинера первого вида, то ему раскрывается, что единства низших порядков, в своей совокупности образующие подлежащие организации множества, в свою очередь суть только модусы высших иерархических единств, объективированные через посредство актуального сопряжения их с иерархиями ещё более низших единств. Это значит, что всякое множество есть реальность только феноменологическая, а отнюдь не онтологическая. В действительности обладает субстанциональным бытиём только абсолютное единство, раскрывающееся в беспредельно нисходящей иерархии частных единств. Попутно возникающая иерархия частных множеств онтологически иллюзорна, — она не содержит в себе никакого самобытного бытия. Отсюда следует, что космический творческий процесс онтологически есть только организация, а организуемый материал лишь феноменологически представляется квазисамобытным, будучи в действительности результатом организации, происходящей вне нашего осознания. Как средоточие космической активности и начало организующее, Трансцендентный Лик тождественен в своём естестве принципу синархии. Ему абсолютно чужда хаотическая бесформенность членений и беспорядочность их влияний, связей и взаимоотношений. Он может в начале процесса оставаться вовсе непроявленным, но каждый акт его раскрытия и актуальной конкретизации есть в то же время и утверждение управляющего закона. Первичный акт перехода к космическому творчеству знаменуется утверждением потенциальной синархии. Сопряженный с ним первичный акт перехода к актуальному диалектическому процессу со своей стороны знаменуется потенциальным утверждением индивидуальной синархии. В происходящем при этом внесении субъектности в монаду и потенциальном диалектическом процессе прежде всего утверждаются первичные потенциальные категории, относящиеся к единству, и только в онтологически второй момент призываются к бытию вторичные потенциальные категории, относящиеся к производному началу множественности. Именно такая последовательность предопределяет собой как общее направление потенциального трансцендентного диалектического процесса, так и путь последующей актуальной конкретизации естества монады.» [4]

На основании изложенных принципов мы можем сделать предположение об объекте и предмете преобразующего взаимодействия. Объектом преобразующего взаимодействия является целостный самопознающий субъект. Самопознание подразумевает два связанных аспекта — творчество как реализацию потенций и собственно познание. Будучи «по образу и подобию», человек являет собой индивидуальный разворот совокупности всей массы мировых противоречий. Резонно положить, что противоречия, с которыми сталкивается человек для него являются неразрешимыми, в противном случае он не обращался за консультированием. Работа с неразрешимыми противоречиями и есть предмет преобразующего взаимодействия.

Основными методологическими принципами преобразующего взаимодействия являются принцип целевого со-преобразования в ходе взаимодействия субъектов консультационного процесса и, неразрывно с ним связанный, принцип экологии субъективной реальности.

Технологическая основа преобразующего взаимодействия была сформулирована в позапрошлом тысячелетии Гарабом Дордже: войти в состояние, не сомневаться и действовать из состояния.

Условно мы можем выделить два базовых метода работы консультанта, а именно изменяющее воздействие и преобразующее взаимодействие. Отличие изменяющего воздействия от преобразующего взаимодействия состоит в том, что изменяющее воздействие не требует трансформации структуры консультанта, происходящей параллельно с изменением структуры клиента, по заявке которого происходит работа. При этом нужно понимать, что одну и ту же систему взглядов можно практиковать как изменяющее воздействие, так и преобразующее взаимодействие. Это касается аналитического, гуманистического, бихевиорального и других подходов. Изменяющее воздействие предопределяет, что консультант может «ремонтировать сломавшегося клиента», как некий механизм. Преобразующее взаимодействие, исходя из понимания объекта и предмета являет собой со-трансформацию структур консультанта и клиента, где тот и другой являются живыми людьми, разница между которыми в опыте прохождения через жизненные кризисы, представляющие собой неразрешимые проблемы. В преобразующем взаимодействии полагается, что опыт и, соответственно, структурированность и адаптивность консультанта должны быть большими, чем у клиента.

Преобразующее взаимодействие имеет дело только и исключительно с субъективной реальностью. По определению, никакой другой реальности, помимо субъективной у носителя психики нет — объективная реальность есть объективируемая субъектом часть субъективной реальности. Жизнь человека проистекает в пространстве и времени субъективной реальности.

Любые коммуникации в преобразующем взаимодействии рассматриваются как целевые. Очевидно, что взаимодействие и преобразование будет происходить в рамках базовых психологических категорий, какими являются воля, разум и чувства. В «состоянии интеграции» у человека интегрируются именно воля, разум и чувства. Технологическая основа преобразующего взаимодействия конкретизируется здесь следующим образом: войти в состояние интеграции (воли, разума, чувства), не сомневаться и действовать из состояния. При этом состояние интеграции является максимально динамичным. Т.е., возможность адекватно реагировать и целенаправленно действовать повышается, одновременно существенно понижаются абсолютный и дифференциальный пороги различения, повышается концептуальная пластичность. В целом, профессионализация представляет собой устойчивое расширение перцептивных и когнитивных полей, с повышением дифференциальной чувствительности (выделении фигуры из фона) и формированием навыков взаимодействия в зоне профессионального применения. Чем больше у консультанта усвоенных в процессе работы подходов, тем шире база для интеграции, и чем глубже «состояние интеграции» проникает в его реальную жизнь, тем глубже и устойчивей интеграция методических подходов.

Итак, преобразующее взаимодействие представляет собой процесс определения и целенаправленного со-преобразования структурообразующих конструктов субъектов консультационного взаимодействия. Преобразующее взаимодействие как метод трансформации субъективной реальности направлен на развитие индивидуального волевого самосознания и повышение его экологичности.

Литература

1. Вовк А.И. Методология преобразующего взаимодействия. // Реальность и субъект. — 2000. — Т. 4. — № 1-2.
2. Кант И. Критика чистого разума. Трансцедентальная этика. / Пер. Н. Лосского. — Пг., 1915.
3. Флоренский П. Столп и утверждение Истины. Опыт православной Феодеции в двенадцати письмах. — М., 1914.
4. Шмаков В. Священная Книга Тота. — М. 1916. 510 с.
5. Шмаков В. Основы Пневматологии. Теоретическая Механика Становления Духа. Кн. 1-2. — К.: «София», 1994. 704 с.
6. The Kybalion. Astudy of the Hermetic Philosophy of ancient Egypt and Greece by three Initiates. — Chicago: The Yogi Publishing Society, 1908. (Цит. по: Странден Д. Герметизм: его происхождение и основные учения. — СПб., 1913).